OnlyMetal.ru - Only Metal Music

::  Новости   ::  Группы  ::

Навигация
Информация
· Новости/Главная
· Архив новостей
· Новости по стилям
· Баннеры и ссылки

Музыка
· Группы
· Рецензии
· Отчёты с концертов
· Интервью
· Чтиво про музыку

Интерактив
· Голосования

 
Последние рецензии
· Artillery «By Inheritance» 1989
· Artillery «B.A.C.K.» 1999
· Artillery «Terror Squad» 1987
· Artillery «Fear Of Tomorrow» 1985
· Sacred Reich «Heal» 1996
· Sacred Reich «Independent» 1993
· Sacred Reich «The Amrican Way» 1990
· Sacred Reich «Ignorance» 1987
· Holy Dragons «Восход Чёрной Луны» 2006
· neNasty – «Когда Уходят Тени» 2006
 


"Легенда о Динозавре" - часть 19.


Вообще, саунд альбома «Ночь Короче Дня» немного напоминает «Seventh Son Of The Seventh Son» (альбом IRON MAIDEN 1988 года), тем более что в записи этого альбома впервые со времени «Мании Величия» принял участие клавишник. (АРИИ помогал Александр Мясников.) Альбом открывает бодрая вещичка под названием «Рабство Иллюзий». «Арийцы» решили пока не баловаться с «числом зверя», включив в альбом не шесть вещей, как было задумано раньше, а целых восемь. Идея песни «Рабство Иллюзий» явно принадлежит Виталику Дубинину, потому что еще задолго до написания текста про белых орлов во всех его многочисленных «рыбах» так или иначе присутствовало слово «illusion». Пушкина кувыркалась в дубининских иллюзиях, и выдавала на-гора вариант за вариантом...
 
 
 
РАБСТВО ИЛЛЮЗИЙ
 
Вариант №1 (соглашательский)
 
Кто молится Богу, а кто – Сатане,
 
Им путь подсказала любовь,
 
Кто миру клянется, а кто-то – войне,
 
Холм возводит из черепов,
 
Но мы все в своей любви – рабы иллюзий!
 
 
 
Один любит женщин, а кто-то - волков,
 
Третий может любить и мужчин,
 
Один любит честных, а кто-то – воров,
 
Кто-то любит Париж, кто-то – Рим,
 
Но мы все в своей любви – рабы иллюзий!
 
 
 
Один любит водку, а другой – кокаин,
 
Третьих сводит с ума рок-н-ролл,
 
Один любит шторм, а другой – сон равнин,
 
Где всегда торжествует добро,
 
Но мы все в своей любви – рабы иллюзий!
 
 
 
Отравленный ливень не смоет любовь
 
Из привыкшых к обману сердец,
 
Оставь все как было, чертей и богов
 
И скольженье Христа по воде...
 
 
 
Вариант №2 (уже с убийством)
 
Змеиная кожа отброшена прочь,
 
Я не прячусь от света в камнях,
 
Ни Бог и ни Дьявол, ни день и ни ночь
 
Не увидят в моих глазах страх,
 
Я сумел убить в себе раба иллюзий...
 
Меня превращали в покорную тварь,
 
Усмиряя гордыню и дух,
 
Теперь мне плевать, кто – опричник, кто – царь,
 
Где мне место: в раю иль в аду!
 
 
 
От стада отбился, от стаи ушел,
 
Не скотина не волк – человек,
 
Я чувствую магию жизни душой,
 
Поднимаюсь по выступам вверх,
 
Я сумел убить в себе раба иллюзий...
 
 
 
И зло и добро тянут руки ко мне,
 
И готовы меня разорвать,
 
Я хозяин судьбы, надо мной власти нет,
 
И я знаю, за что умирать!
 
 
 
Холстинин, как всегда, добивался в текстах совершенства... Маргарита, кропотливо записывая в очередную красную книжечку версии текстов, из последних сил выдала развитую фантасмагорию по мотивам настольной книги каждого арийца «Таг говорил Заратустра». Чтобы окончательно уяснить все поэтические алегории, затеянные Маргаритой, рекомендуем еще раз прочитать это произведение. Единственная аллегория, которая, на мой взгляд, не совсем относится к Ницше, - это строки из припева, где «здесь на вершине, рядом со мной, в небе кружат три белых орла» (хорошо, что хоть не три карты: тройка, семерка и туз!). Три белых орла – это что-то из области затяжного делирия. Маргарита Пушкина с данной концепцией делирия явно не согласна (откуда женщине знать, что такое затяжной делирий?): «Есть здесь место и сильным мужчинам, стоящим на горных вершинах и любующимся полетом горных орлов. Чувствуете как звенит чистый воздух? Как горный орел треплет ваш длинный хаер и примеряет сережку из вашего уха? Кто из нас не чувствует себя чужим в этом безумном краю? То-то, очень жизненная вещь – согласна: с легким налетом ницшеанства». В «Рабстве Иллюзий» особенно заметно, как Виталик переживал за вокал a la Bruce – Кипелов спел всю песню с легкой хрипотцой, которая местами подозрительно походила на поздний MEGADETH.
 
«Паранойя» – ну что обычно бывает после затяжного делирия? Правильно – паранойя. «Эта жизнь – не для белых, эта жизнь – не для черных, нет. Эта жизнь – без надежды на просвет». Именно в этой песне осталось вступительное соло Сергея Маврина. Кстати, «рыба» на эту песню первой удостилась чести быть нафаршированной текстом... Маргарита попыталась втиснуть в два куплета столь потрясшую ее историю своего племянника, усугубив ее (естественно!) и углубив. Идеалистично настроенная поэтесса не учла одного ма-а-а-аленького нюанса: если бы сей факт был зафиксирован Альбером Камю или Достоевским, то имел бы право на жизнь в «арийском» репертуаре... Браства с АРИЕЙ в этой истории не получилось. Закончили «Паранойей»...
 
«Уходи И Не Возвращайся» – это, конечно, шедевр. Музыканты на пороге сорока годов наконец-то вспомнили о девочках. Девочки в долгу не остались. Поклонницы, о которых мы поговорим более подробно в следующей главе, не в пример самим музыкантам, тяготеют к созданию легенд. «Уходи И Не Возвращайся», в отличие от «Искушения», где было больше эротики, но меньше намеков, стала просто благодатной почвой для произрастания благородных сплетен и слухов. Каждая «арийская» мисс втайне убеждена, что «Уходи И Не Возвращайся» написана именно про нее, не вдаваясь в тонкости, что она сама в данном контексте выглядит не совсем презнтабельно.
 
Самое занятное: оказалось, музыка «Уходи И Не Возвращайся» была сочинена в период написания альбома «Кровь За Кровь», однако, поскольку ее мажор настрой никак не соответствовал череде трагедий «кровавого» альбома, эта песня до поры до времени болталась в запасниках под кодовым названием «Катманду». Сказать, что текст «Уходи И Не Возвращайся» вызвал какие-либо затруднения у Маргариты Пушкиной, - значит погрешить против истины. Уж эту песню она писала точно не «с натуры»! Дело в том, что дом, в котором г-жа Пушкина имеет честь проживать по соседству с известным кинорежиссером Элемом Климовым и не менее известной актрисой Татьяной Дорониной, буквально кишит длинноногими красавицами. Что происходит в стенах этого дома – тайна, покрытая мраком, но глазастая Маргарита, выходя на порог со своей верной собачкой Пинчем-«Пиночетом», очень многое успевала подмечать. Дискуссии развернулись по поводу употребления в тексте выражентя «старые козлы». Особенные подозрения высказали г-н Холстинин (в ту пору – 38 лет) и г-н Дубинин (те же 38 лет): «А кого ты, Рита, имеешь в виду? Уж не нас ли?». Маргарита со своим вечным сарказмом пояснила – «не вас, не вас», хотя кто знает, что было у нее на уме.
 
«Король Дороги» логически закончил «дорожную» трилогию, в которую помимо этой песни можно включить «Герой Асфальта» и «Не Хочешь, Не Верь Мне». По все видимости «герой асфальта», вернувшись из больницы, вновь сел на мотоцикл. С доблестным героем произошло несколько приятных изменений. Во-первых, у него наконец-то появилась девушка (наверное, в больнце с медсестрой познакомился), и во-вторых, ему стало совершенно по барабану, куда ехать: «в ад или в рай – сама выбирай». Во вступлении авторы навернули от души! Попытки просчитать размер у большинства музыкантов не получаются. (Искомую цифру удалось узнать у Дубинина – 13/8.) С некоторых пор эта вещь на концертах посвящается барабанщику группы Александру Манякину. В первую очередь, это связано с тем, что после записи альбома «Ночь Короче Дня» Манякин угодил в автокатастрофу – джип, на котором ехал он и двое его спутников, угодил в кювет и 3 раза перевернулся. Врачам, кроме всего прочего, пришлось пришивать к его голове кусок кожи вместе с волосами. Операция прошла, как вы все можете убедиться, удачно, и Манякин трясет хаером ничуть не хуже, чем прежде.
 
В душещипательном хите «Возьми Мое Сердце» обзначено авторство почти всех участников группы, за исключением Манякина, который никогда не сочинял песен, и Терентьева, которого ко времени написания материала просто не было в группе. Давно подмечено – чем хитовее и «убойнее» песня, тем больше участников коллектива претендуют на соавторство. Но, если первой в списке стоит фамилия Кипелова, можно не сомневаться, что основное музыкальное предложение – взять сердце, ничего не уточняя насчет руки и обручального кольца, - исходит именно от него. Вещь, написанная Кипеловым, очень долгое время не находила своего воплощения – «арийцы» просто не могли найти верный подход к аранжировке. Однако очень постепенно, шаг за шагом (можно даже сказать – нота за нотой), группа продвигалась к достижению заветной цели. В этом процессе песня меняла ритмику и дополнялась новыми и новыми фрагментами. В итоге работа над композицией «Возьми Мое Сердце» заняла целый год. А потому по достижении окончательго результа все участники столь скрупулезного творческого процесса и стали соавторами...
 
В свою очередь Маргарита, предпочитавшая писать о любви лишь в кровавом миноре, создала мрачную аллюзию в стиле «November Rain» группы GUNS’N’ROSES, где, помимо внезапно умершей красавицы и суицидальных порывов лирического героя, незримо присутствуют бесы и прочая нечисть, которая кроме звона колоколов, отгонящего ее, пожалуй, не боится ничего. «Возьми Мое Сердце», это надрывный гимн человеческому одиночеству, поражает воображение владельцев тельняшек, - позже скажет Пушкина. – Они рвут своих полосатых подруг на части!» Хит «Возьми Мое Сердце» оказался медляком класса SCORPIONS, что для России, как нам кажется, наивысшая похвала. Довольно часто можно наблюдать, как до начала концерта толпы фанов, разогревающхся возле близлежащих палаток пивом или чем покрепче, дружно поют эту песню от первого и до последнего слова.
 
С песней «Зверь» произошла феноменальная история, которую стоит рассказать с самого начала, и, может быть, она ответит внимательным меломанам на вопрос: почему «Зверь» мелодически так напоминает «Возьми Мое Сердце»? Началось все с того, что Валерий Кипелов сочинил некую песню, которую – из-за своей старой, и полностью разделяемой автором данной книги, большой любви к группе SLADE – просил оформить в духе «Ooh La La In L.A.» с альбома 1987 года «You Boyz Make Big Noize». Однако подобный стиль не устраивал Дубинина, и некоторое время спустя Виталий предложил версию, в которой заботливо сохраненная гармония Кипелова был аранжирована так, как на альбоме записана композиция «Зверь» (еще правда прибавился дубининский припев). Общее собрание «арийцев» одобрило перемены, да и Валерий поначалу согласился с подобной трансформацией своего сочинения. Но спустя три месяца Кипелов все же поднял вопрос о том, что новая версия («Зверь») его первоначальной песни ему не по душе. К этому времени Маврин придумал приятные гитарные ходы, и в результе всех описанных действий получилась песня... «Возьми Мое Сердце». А «зверя» было решено пустить на альбом следом за «Возьми Мое Сердце» как вторая, более динамичная часть, по сути дела – как продолжение медляка. Однако Пушкина написала на обе вышеназванные композиции два абсолютно несвязанных текста, и каждая из песен стала отдельным произведением.
 
«Дух Войны» обозначен на диске как чисто дубининское творение. «Время убивать, время наступать и побеждать!» – выкрикивает Кипелов, дабы все удостоверились, что боевой дух «арийцев» не умер, а только окреп в обрушившихся на них испытаниях...
 
«Ночь Короче Дня» получилась, пожалуй, самой монументальной и идеологически выдержанной композицией на этом альбоме. Смешно сказать, но эту песню Виталий Дубинин показывал Холстинину еще в 1990 году при подборе песен на альбом «Кровь За Кровь», однако тогда она была отклонена как «слабенькая». На альбоме «Ночь Короче Дня» та же композиция была представлена с новым припевом, и в данном виде «экзамен сдала». Смысловая начинка песни была создана по мотивам творчества Альбера Камю, если точнее – произведения с названием «Посторонний». (Камю, кстати сказать, любимый писатель Холстинина.) Хотя надо честно признаться, что содержание песни достаточно банально. Можно подумать, будто персонажа из «Рабства Иллюзий», схваченного за свои ницшеанские убеждения Интерполом, завтра поведут на электрический стул. Иллюстрацией к песне в какой-то степени может служить обложка альбома «Ночь Короче Дня», выполненная уже упоминавшимся выше художником Василием Гавриловым. На ней в грустной позе васнецовской «Аленушки» красуется молодой человек, по страному стечению обстоятельств снова похожий на одного из гитаристов АРИИ. (Сами догадайтесь, какого!) Сюжет, предложенный Гаврилову Холстининым и Дубининым, напоминал небезызвестную картину Репина «Отказ от исповеди», где бородатый революцнер отталкивает от себя попа с иконой. Поскольку поп и бородатый революцнер – не самые привлекательные персонажы для рок-н-ролла, художник занялся основной модернизацей русской классики. В качестве попа на полотне засверкала обнаженная девица с косой, филейные части которой Гаврилов заботливо прикрыл названием альбома, «революционер» был тщательно выбрит и прикинут в джинсу, а в качестве иконы на обложке появились песочные часы, ненавязчиво напоминающие о тщете всего земного... Поскольку иллюстрированию подлежала, как вы уже успели догадаться, песня «Ночь Короче Дня», последним штрихом оставалось увековечить строку «на стене своей тюрьмы увидишь лик святой». Гаврилов, в отличие от своего коллеги Провоторова не обремененный христианскими предрассудками, транспонировал «святой лик» по собственному усмотрению. Особо весело граффити черепка смотрится на стене камеры смертников, где рука послелних чаще всего выводит несколько особо циничных ругательств.
 
Когда альбом вышел первую рецензию на альбом написала сама г-жа Пушкина...
 
Действительно, записав альбом «Ночь Короче Дня», АРИЯ принялась штурмовать некогда оставленные высоты. Потом это будут называть как угодно – «арийским» феноменом или просто удачной попыткой comeback’а: суть от этого не меняется. «Арийцы» нашли в себе силы повторно завоевать аудиторию. Первый концерт с вернувшимся Кипеловым и новым гитаристом Сергеем Терентьевым состоялся в клубе «Вояж» на Алтуфьевском шоссе. И пошло-поехало! «Comeback» - хитрый термин из слэнга менеджеров и продавцов – означает удачное возврщние на большую сцену некогда популярных артистов. Никто не спорит, АРИЯ за время после выхода «кровавого альбома» свою популярность несколько подрастеряла. Не далее как в 1994 году музыканты (после записи «Ангельской Пыли») в интервью тому же «Железному Маршу» признавались, что их давние поклонники уже выросли, а на концерты ходят одни только старые знакомые.
 
Специалисты знают, что осуществить «comeback» после хотя бы двух-трех лет относительного затишья гораздо труднее, нежели покорять сердца фанов, будучи абсолютно неизвестным исполнителем. У основной массы поклонников, активно ходящих на концерты (14-20 лет), память коротка. К тому же они успевают поступ в институт, обзавестсь семьями и прочими бытовыми несуразностями или в конце концов «постареть». За время, пока «ночь была длиннее дня», «арийцы» перстали вышибать ностальгическую слезу у фанов эпохи «Герой Асфальта», а после записи «Ночь Короче Дня» взяли и к удивлению многих – завоевали симпатию и полное доверие у следующего поколения, которое, по расчетам недругов из рекорд-компаний, прочно зависло на АГАТЕ КРИСТИ и прочих им подобных ансмблях. И если два года назад сравнение популярности АРИИ и Алены Апиной было бы смешным и надуманным, то в 1996 году оказалось, что АРИЯ начисто перешибает Апину и по посещаемости концертов, и по продажам альбомов. Да что там говорить, если в самый разгул попсовой вакханалии АРИЯ несколько раз отодвигала в чартах Валерия Меладзе!
 
Немалую роль в этм прорыве сыграл новый директор АРИИ Сергей Задора – еще одно «удачное приобретение», полученное группой вместе с гитаристом Сергеем Терентьевым. Сергей продюсировал сольный альбом Терентьева «Up To Thirty» и, разумеется, не мог остаться в стороне, когда его «подопечный» неожиданно стал полноправным членом АРИИ. Главная заслуга Задоры, пожалуй, состоит в том, что он довольно быстро вылечил у музыкантов «стадионный комплекс», убедив в первую очередь Холстинина и Дубинина, что, поскольку времена изменились и стадионы заняты под вещевые рынки нужно активно выступать по клубам, тем более что ничего зазорного в этом нет – нужно же ведь где-нибудь выступать?! Трудно удержаться от нескольких цитат из «арийских» интервью 1994 года.
 
Кипелов: «Мы всегда делали музыку не из-за каких-то коммерческих побуждений, нам всегда хотелось просто играть».
 
Холстинин: «Я правда не знаю, сколько сегодня придет народу, мы не устраивали никакой рекламной кампании – неохота бегать по газетам, радио. Мне все равно, сколько народу придет, - для нас это не способ заработать деньги. А играем мы с одинаковым удовольствием: придет, скажем, просто 50 наших друзей или 500 фанов».
 
Да, многое изменилось с появлением Сергея Задоры. Его стратегия полностью себя оправдала – АРИЯ, у которой за весь 1993 год было не более семи-восьми конц, стала выступать чуть ли не каждую неделю и получать за это очень приличные деньги, много больше, нежели «послеконцертное пиво и тачка до дома». Хотя, если быть точным, первую попытку поставить АРИЮ на клубные рельсы предприняли все же Сергей Маврин и его жена Елена, усилиями которых был организован первый «арийский» концерт в ночном клубе «Пилот» – для 1995 года месте просто суперкультовом, престижном и безумно дорогом (одна бутылка «столичной» стоила там около 60 долларов). К слову, вторая вылазка «арийцев» в это модное место неожиданно привела к скандальному инциденту с группой КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА, а точнее – разумеется, с Пауком. Корпорация Тяжелого Рока проводила в «Пилоте» презентацию первого диска «Russian Metal Ballads», который, кстати, открывала песня АРИИ «Ангельская Пыль», но их тусовки стояли особняком: первое отделение было закреплено за КТР, второе – за АРИЕЙ, и эти самые тусовки, кроме менеджеров «Пилота» супругов Рыловских ничего не связывало. В самом начале концерта Сергей Троицкий, то бишь Паук, резко разошелся с менеджерами в вопросе гонорара и возможностей фото- и видеосъемки в клубе, и поэтому решил отозвать все свое отделение. Разогнав таким образом тусовку, Паук решил, что АРИЯ несомненно проникнется его идеей отправиться по домам, и он обратился с этим предложением к Холстинину. Тот соверершенно не понял, почему, если КОРРОЗИИ запретили видеосъемку, АРИЯ должна срываться и уезжать из клуба. Поэтому Владимир попытался вежливо объяснить, что группа выступит при любых обстоятельствах. На сцену АРИЯ вышла...
 
А буквально через три недели в подведомственном Пауку «Железном Марше» под жирной шапкой «АРИЯ продается в «Пилоте» были нарисованы следующие диалоги.
 
Паук (из окошка своей Audi 100): «Арийцы», знайте, все группы отказались здесь играть! Мы уезжаем!
 
Фаны: Ребята не позортесь, еще будет много концертов!
 
Рыловская: Ребята, пожалуйста, сыграйте! Я заплачу вам американские доллары!
 
Холстинин: Я не понимаю, почему мы не должны играть за американские доллары?
 
Кто-то из АРИИ: Но мы же будем предателями...
 
Хол: Это х.....! За несколько сотен долларов...
 
«Железный Марш» всегда славился нетрадиционным юмором, а его кореспонденты своей буйной фантазией с лихвой компенсировали отсутствие диктофонов. Но это было уже слиш. Как говаривал Воланд, «самое интересное в этом вранье – то, что это вранье от первого до последнего слова». В очень неприятном положении оказался приятель «арийцев» журналист Алексей Бутряков, именем которого и подписали статью. А Холстинину, который поначалу хотел судиться, было просто некогда затевать грандиозный скандал – в это время АРИЯ дописывала альбом «Ночь Короче Дня». К тому же со временем напряженные отношения с КОРРОЗИЕЙ сошли на нет. «Арийцы» всегда отличались миролюбивым характером, но все же непрятный осадок от этого инцидента у них остался.
 
Десятилетие своей деятельности АРИЯ отметила концертами в Горбушке, где яблоку было негде упасть. Народ валил, как в старые добрые времена. Все было, «как вчера», - те же майки, цепи, браслеты, кожа и надорванная джинса. Для полноты ощущений не хватало только люберов, но, если б они неожиданно материализовались, никто бы особенно не удивился. Настроение портил лишь холодный осенний дождик, но это все равно не мешало умиляться «арийскому» ренессансу.
 
К десятилетию легендарной группы был также приурочен выход двойного концертного альбма с пафосным названием «Сделано В России» - мол, чем мы хуже каких-то DEEP PURPLE? (Тем кто не знает, сообщим, что знаменитый концертный «двойник» группы DEEP PURPLE называется «Made In Japan» - «Сделано В Японии».) Этот альбом был призван показать своеобразную ретроспективу их творческого пути. Из источников, заслуживающих полного доверия, получена информация о том, что «Сделано В России» – «самый честный из всех русских концертных альбомов». Все от первой до последней ноты было сыграно «вживую» на концерте, без всяких там студийных «чисток» и прочих хитростей вроде подкладки на готовую фонограмму восторженной реакции публики.
 
Вступительное «слово», предварявшее второй CD, было на редкость пафосным и сочным: «Наконец-то, после десяти тяжелых металлических лет, сбылась наша мечта – и вы держите ее в руках»! Этот двойной концерный альбом состоит из лучших трэков, записанных во время тура «Ночь Короче Дня» с октября 1995 по март 1996. В него вошли наши самые любимые песни за всю историю АРИИ. Благодарим вас за любовь и мощную поддержку во время наших выступлений. Сейчас, когда вы читаете эти строки, мы работаем над новым студийным альбомом. Уверены, что он вам понравится и мы еще не раз всретимся. Дьявол не дремлет! До скорого!».
 
Ну, о Дьяволе и новом альбоме мы поговорим позже, а «Сделано В России» в итоге включало следующие вещи: «Рабство Иллюзий», «Паранойя», «Раскачаем Этот Мир», «Король Дороги», «Ангельская Пыль», «Уходи И Не Возвращайся», «Антихрист», «Возьми Мое Сердце», «Следуй За Мной», «Ночь Короче Дня» (1 CD); «Прощай, Норфолк!», «Волонтер», «Дух Войны», «Тореро, «Бой Продолжается», «Все, Что Было», «Герой Асфальта», «Улица Роз», «Дай Жару!», «Баллада О Древнерусском Воине» (2 CD). Как видно из приведенного трэк-листа, «наши самые любимые песни за всю историю АРИИ» оказались с явным креном в сторону альбомов «Кровь За Кровь» и «Ночь Короче Дня», а тяжелых вещей с альбома «С Кем Ты?» (за исключением баллады «Без Тебя»), столь не любимого Холстининым по вполне понятным причинам, не оказалось вовсе. Это обстоятельство многих «арийских» поклонников сильно расстроило. Ведь они жаждали услышать на «концертнике» обновленные версии старых боевиков, а не концертные версии двух последних, относительно недавно записанных альбомов. Однако в любом случае «Сделано В России» явил собой хороший урок молодым командам в плане того, как даже в далеко не идеальных российских условиях можно играть и записываться «вживую», - ведь это чуть ли не первый в России нормальный, профессионально сделанный концертный двойник, кстати вошедший в историю русского шоу-бизнеса и как самый дорогой в приозводстве CD. Василий Гаврилов, протолкнувший всю идею этого двойного компакт-диска, переживал особенно – ведь CD из-за его высокой цены мог и «не пойти». Однако возраставшая не по дням, а по часам популярность АРИИ дала о себе знать: все, что было «сделано в России», россияне раскупили в рекордно короткие сроки. Оформление диска оказалось под стать содержанию.
 
А год спустя во втором шестидисковом комплекте «Легенды Русского Рока», выпускаемом фирмой «Мороз Рекордз», вышел и компакт-диск АРИИ. Как и другие диски серии, он включал не только 74-минутный сборник лучших опусов группы, но и великолепный буклет, в котором дотошному ариеведу предлагались: подборка редких фото из архива группы; «арийский» «краткий курс» – первая относительно систематизированная история группы, написанная самим Владимиром Холстининым; а также так называемое «дерево», по которому очень легко определить, откуда каждый из «арийцев» взялся и куда направились ушедшие из коллектива.
 
Холстининский «краткий курс» вызвал нешуточное брожение умов в окружении группы. Его трактовка собтыий, по большому счету, никому не понравилась, хотя, по его мнению, была написана максимально дипломатично и обтекаемо. Пушкина полагала, что все в этой трактовке поставлено с ног на голову и как минимум занижен вклад Грановского, Векштейна и Большакова в становление коллектива. Маргарите также крайне не понравилась изложенная версия об уходе из группы Кипелова и Маврина в 1996 году. Дубинин был крайне недоволен необоснованным восторгом по поводу роли Горбатикова и Булкина (заменивших Дубинина и Маврина лишь на четыре месяца 1990 года, что они не играли в АРИИ), сыгравших три «живых» концерта и не придумавших ни одной новой ноты. В ответ на все претензии Холстинин лишь разводил руками и со злостью думал, что больше никогда не возмется за такое неблагодарное дело, как жизнеописание собственной группы.
 
А альбом «Сделано В России» каким-то образом дошел даже до Южной Америки! Об этом, по крайней мере, можно судить по письму, присланному «арийцам» из Коста-Рики. Новоявленный поклонник АРИИ писал, что сам он тоже музыкант и что ему всю жизнь нравилась только группа IRON MAIDEN, а теперь таких групп две! Усердия молодому костариканцу было не занимать. Он где-то достал англо-русский словарь и в лингвистическом порыве перевел сначала с русского на английский, а затем и с английского на испанский названия всех песен АРИИ. (Можно только догадываться, что у него получилось!) Отрадный, однако, факт – кто бы в 1985 году мог подумать, что популярность русской группы достигнет Южной Америки!
 
К слову, об озвученной из далекой Коста-Рики мысли о двух супергруппах: «Арии» и «Iron Maiden». Как гласит поговорка: «мир тесен», а значит в этом тесном мире когда-нибудь должны были встретиться и две вышеназванные группы. Это случилось в июне 1993 года, когда на русскую землю с дружественным ви­зитом и тремя концертами пожаловала группа «Iron Maiden». Само собой разумеется, «арийцы» в полном составе присутство­вали на всех представлениях «Железной Девки». После одного из концертов состоялось и знакомство. Самое интересное - бри­танцы сразу же узнали «арийцев»!.. Когда Виталик Дубинин подошел к Диккинсону, тот сразу же спросил: «Ты из «Арии»?..». После того как Виталий ответил утвердительно, Брюс заявил, что уже много хорошего слышал об «Арии». Дальнейшее общение свелось к дежурным вопросам и столь же дежурным ответам.
 
Ничего в этом мире не происходит просто так, и этой истори­ческой «встрече на Эльбе» также предшествовала некая «арт­подготовка». «Мэйденовцы» еще не успели как следует обжить­ся в нескольких шикарных люксах гостиницы «Савой», а к ним уже направлялась делегация в составе Василия Гаврилова и фо­тографа (а по совместительству и переводчика) Надира Чаныше-ва. (Надиру, к слову, принадлежат некоторые из наиболее удач­ных фотоснимков «Арии». Позже он работал на нескольких фо­тосессиях группы, включая съемки для альбома «Ночь Короче Дня».) Делегации вменялось в обязанность сделать большое ин­тервью для журнала «Рокада» и навести мосты для последую­щего дружеского общения.
 
Стива Харриса Василий и Надир нашли слишком замкнутым и пафосным, но зато их ожидания полностью оправдал Брюс Диккинсон. Расположившись в уютном холле пятизвездочного отеля, после взаимных приветствий и рукопожатий, Василий Гаврилов осторожно поинтересовался, знает ли Брюс о том, что в России есть «русский Мэйден», и, чтобы не быть голословным, показал номер «Рокады» с интервью и большими фотографиями «Арии». «Oh! - изумленно воскликнул Брюс, тыкая в изображе­ние Кипелова. - Так значит это - я?!» Пробный шар был, та­ким образом, запущен, а все остальное - дело техники. С «Iron Maiden», в основном, тусовались Виталий Дубинин и Александр Манякин - самые коммуникабельные из «арийцев». Кстати, Диккинсон, откровенничая С.Дубининым, сообщил: мол, соби­раюсь заняться совершенно другой музыкой, а потом обязатель­но приеду с концертами в Москву.
 
Обещание свое - по поводу «другой музыки» - Брюс выпол­нил и из «Железной Девы» действительно ушел. Первый сольник певца «Татуированный Миллионер» («Tattooed Millionari», 1990) особого энтузиазма у слушателей не вызвал. Зато выпу­щенный в 1994 году альбом «Balls To Picasso» наделал немало шуму - особенно пришлись по сердцу слушателям «Cyclops», «Sacred Cowboys» и «Tears of the Dragon». Последняя песня за­тронула самые сокровенные лирические струнки в душе Холстинина - с инквизиторской настойчивостью он стал приводить ее текст в пример Пушкиной. «Вот бы нам написать такую», - мечтательно тянул Владимир Петрович, наступая на любимую мозоль Маргариты Анатольевны. «Это не мы должны подгляды­вать у них сюжеты, а они у нас!» - горячилась поэтесса, отста­ивая известный и некогда очень популярный у нас в стране лозунг «у советских - собственная гордость». Справедливости ра­ди отметим, что влияние этой проникновенной диккинсоновской песни вы все-таки почувствуете - но несколько позже, если строго следовать хронологии. Тень плачущего Дракона проявит­ся в композиции «Пытка Тишиной» с альбома «Генератор Зла».
 
Неискушенные в «арийской» истории читатели могут задать вполне правомерный вопрос: а почему, собственно, авторы уде­ляют столько внимания персонажам английской рок-группы, если речь в книге идет об «арийцах»? Ответ прост. Слишком много сравнений и параллелей проводится между «Iron Maiden» и «Арией», чтобы ограничиться лишь парой абзацев, посвящен­ных приезду железных монстров в Россию. На самом деле суще­ствует едва различимая связь между нашими героями и англи­чанами, даже некоторые пересечения в творческой биографии. Кипелов правда не ушел, как Брюс, из «Арии», но сольник выпустил. Мог бы выпустить и второй, и третий - ведь тот же Маврин предлагал Валерию продолжить сложившееся на «Смутном Времени» сотрудничество и, только после того как Кипелов от­казался, обратился к Артуру Беркуту. Это - во-первых. Во-вто­рых, тяга к экспериментам всегда была присуща «арийцам» в период между выпусками альбомов. Обычно они берутся за ста­рое, когда уже сроки окончательно поджимают. Тогда в ход пу­скается неотразимое оправдание своей традиционности: «Фаны не поймут!»... Брюс же рискнул окунуться в грандж и новую психоделию со своим новым проектом «Skunkwork», который правда долго не просуществовал. При прослушивании материа­ла создавалось впечатление, что музыку сочинял не сам экс-во­калист «Девы», а его примодненный гитарист. Сначала бытова­ли два варианта расшифровки названия брюсовского дитяти: что-то типа «Помоечные работы» или «Грязная работа». С уче­том модного ныне заворота мозгов на всяческих наркоманских штучках, можно было поиграть словами. Тогда получалось «Втюхивание суперкачественной травы» или «Набивка офигительных косячков». На самом деле «Skunkwork» - это какая-то сверхсекретная программа какой-то американской не то косми­ческой, не то авиационной фирмы. Такой вариант был, как вы­яснила Пушкина, ближе всего к истине. Она скрупулезно изу­чила все тексты альбома с пудреницей в руках - «тексты в бук­лете были даны в зеркальном отражении!». «Арийцам» альбом по душе не пришелся, хотя сам Брюс считал эту работу лучшей со времен создания героического, любимого практически всеми «Number of The Beast»... На этом Диккинсон эксперименты пре­кратил и выпустил еще два сольника, мистических, мощно зву­чащих, прежде чем вернуться в «Iron Maiden». Круг замкнулся. Теперь «мэйденовцы» играют в три гитары, и если продолжить ряд аналогий, то предложенная англичанами формула вполне пригодна и для современной «Арии»: Холстинин - Терентьев - Маврин. Но не будем фантазировать столь безоглядно, и вернем­ся к нашему повествованию.
 
На тот день, когда явившаяся в Москву группа «Iron Maiden» получила в подарок пару «арийских» дисков, Терентьева в «Арии» не было еще и в помине. В ответ на презент Брюс, зага­дочно улыбаясь, на экземпляре рок-журнала «Рокада», где бы­ла опубликована большая статья о наших хэви-металлистах, че­рез всю страницу размашисто написал трудно переводимую фра­зу - «То Aria Up The Aries!». Ее трудно перевести, если, конечно, мысленно не поставить точку. А если в нужном месте поста­вить этот важный знак препинания, - То Aria. Up The Aries! - то получается: «Арии». Превзойдите арийцев!»...



Дата публикации: 2004-12-05 (3481 Прочтено)



[ Назад ]


[Всё] A |  B |  C |  D |  E |  F |  G |  H |  I |  J |  K |  L |  M |  N |  O |  P |  Q |  R |  S |  T |  U |  V |  W |  X |  Y |  Z
А |  Б |  В |  Г |  Д |  Е |  Ж |  З |  И |  К |  Л |  М |  Н |  О |  П |  Р |  С |  Т |  У |  Ф |  Х |  Ц |  Ч |  Ш |  Э |  Ю |  Я

Top100
OnlyMetal.ru © 2004-2007. При полной или частичной перепечатке материалов просьба ссылаться на OnlyMetal.ru! Page for requests.
Карта сайта, страница для спамеров, реклама на сайте.