OnlyMetal.ru - Only Metal Music

::  Новости   ::  Группы  ::

Навигация
Информация
· Новости/Главная
· Архив новостей
· Новости по стилям
· Баннеры и ссылки

Музыка
· Группы
· Рецензии
· Отчёты с концертов
· Интервью
· Чтиво про музыку

Интерактив
· Голосования

 
Последние рецензии
· Artillery «By Inheritance» 1989
· Artillery «B.A.C.K.» 1999
· Artillery «Terror Squad» 1987
· Artillery «Fear Of Tomorrow» 1985
· Sacred Reich «Heal» 1996
· Sacred Reich «Independent» 1993
· Sacred Reich «The Amrican Way» 1990
· Sacred Reich «Ignorance» 1987
· Holy Dragons «Восход Чёрной Луны» 2006
· neNasty – «Когда Уходят Тени» 2006
 


"Легенда о Динозавре" - часть 15.


«КРОВАВЫЙ» АЛЬБОМ

«В НЕБЕ НА БИТВУ СХОДИЛИСЬ ОРЛЫ...»

Когда Дубинин с Мавриным вернулись в 1990 году из Германии, у Виталия уже были готовы мелодии и гармонии пяти новых песен, кроме того совместно с Мавриным была написана композиция, впоследствии ставшая «Бесами». Подобное количество свежего материала предвещало скорую студийную деятельность. А потому Дубинин с Холстининым плотно засели за утомительную работу по доводке новых композиций и их аранжировке. Это происходило зимой, в самом начале 1991 года, на квартире Виталия Дубинина у метро «Автозаводская». Активное взаимодействие Виталия с Владимиром оказалось продуктивным, и в мае Дубинин с Холстининым принесли детально разработанные песни на общую репетицию. Для большей ясности новые вещи были записаны Виталием и Владимиром на магнитофон под обычный ритм-бокс, чтобы остальным участникам группы проще было увидеть композиции целиком. И уже во время общих репетиций этого материала постепенно «нарисовались» остальные песни будущего альбома. А в августе АРИЯ начала работу в студии. Как и в прошлый раз, это была студ Московского Дома молодежи.

Процесс записи продолжался около четырех недель. Стояла дикая жара, но все шло как по маслу: атмосфера была творческая и непринужденная. А после работы музыканты, закупив необходимое количество шампанского или водочки, в полном составе направлялись домой к Кипелову и начинали веселиться. Одним словом, об этом времени у всех сохранились самые светлые воспоминания. Вообще работа над «кровавым» альбомом (он получит название «Кровь За Кровь») оказалась, как ни странно, самой спокойной и плодотворной за всю «арийскую» историю. Все остались довольны друг другом: Пушкина – своими текстами, Холстинин – Мавриным, Маврин – Холстининым, Дубинин и Холстинин – Кипеловым, Кипелов – Пушкиной, ну и так далее... Самое веское тому подтверждение – группу ни до, ни во время, ни сразу после записи альбома кадровые вопросы не беспокоили. В результате осенью 1991 года новый альбом АРИИ – «Кровь За Кровь» – вышел в «свет».

Незадолго до записи новой пластинки Владимир Холстинин, наслушавшись альбом «Turbo» группы JUDAS PRIEST, решил, что играть на обыкновенной электрогитаре ему уже неинтересно, и посему срочно обзавелся электронно-гитарным монстром «Fender Stratocaster» с миди-конвертором «Roland» и синтезатором «Yamaha». Этот гибрид клавишных и электрогитары с цифровым съемником под струнами, позволял без особого труда извлекать органные или скрипичные звуки, чем Холстинин незамедлительно и занялся. Например в «Норфолке» никаких клавишных нет. Все сыграно на этом так называемом «гитарном синтезаторе». На записи клавишные пассажи старались исполнять по минимуму («Прощай, Норфолк!», «Антихрист»). А вот концертный саунд группы от новых звуков явно выигрывал.

Альбом «Кровь За Кровь» содержал и некоторую микрореволюцию в «арийской» лирике. Хотя и на этот раз группа вместе с Маргаритой Пушкиной, продолжала исследования своей излюбленной темы борьбы Добра и Зла, в новом альбоме появилось намного больше философских обобщений. Тексты АРИИ и раньше были находкой для интеллектуального металлиста, не понаслышке знакомого с Гете и Ницще, но здесь Пушкина постаралась особенно.

Начинался альбом мистическим экскурсом в 1915 год («Прощай, Норфолк!»). Описываемые события действительно имели место в истории первой мировой войны. Целый полк англичан был накрыт таинственным облаком, а когда оно рассеялось – ни сами англичане, ни их кошельков упертым немцам обнаружить не удалось. Во втором куплете этого произведения Кипелова несколько подвело произношение, Поэтому некоторые некультурные фанаты посчитали, что Валерий в конструкции «и рванулся над ущельем яркий столб огня» употребил намного более распространенный русский глагол. Получалось, что столб огня именно над ущельем как бы «сошел с ума».

Поначалу в тексте содержались исторические подробности вплоть до фамилии командира затерявшегося в горах полка и точного года случившегося. Маргарита признала, что страшный сюжет был вычитан ею в какой-то тоненькой брошюре о всяких чудесах и НЛО. Особенно дотошным «ариеведам» мы можем предложить часть исходного текста, дабы проследить трансформацию пушкинских мыслей.

 

ЛЕГЕНДА ОБ ИСЧЕЗНОВЕНИИ НОРФОЛКСКОГО ПОЛКА В АВГУСТЕ 1915 ГОДА

один из ранних вариантов текста

 

  В небе сходились на битву орлы

  Людям для драк не хватало земли,

  О-о-о, август жег свой восход,

Немцы убитых тащили во рвы,

В бой англичане бросались, как львы,

О-о-о, шел пятнадцый год...

      Прощай, Норфолк,

За честь короны мы умрем,

Прощай, Норфолк,

Не на щите, но со щитом!

 

Штык в спине, а пуля - в сердце,

      отпоет шакал,

Мертвым славой не согреться,

      кто б ни согревал...

В жилах кровь суровых бриттов

      бьется, словно ток,

Будет смерть сегодня сытой...

      Да поможет Бог!

 

Кровью и жаждой исходят полки,

Но от победы они далеки,

О-о-о, отступать решено,

Но генерал Гамильтон шлет свой полк,

Тот, что недавно покинул Норфолк,

О-о-о, он бросает полк в ночь.

      Прощай, Норфолк,

За честь короны все умрем,

Прощай, Норфолк,

Не на щите, но со щитом!

 

      Там за горным перевалом,

            лучших косит смерть,

Нам дано святое право

      в битве умереть,

Через мрачное ущелье

      путь в бессмертье лег,

Прочь отставить суеверья,

Да поможет Бог!..

 

Странное облако скрыло солдат,

Ни звона стали, ни звука команд,

О-о-о, генерал Гамильтон...

Облако медленно вверх поднялось,

Вспыхнуло светом разгневанных звезд,

О-о-о, все исчезло как сон...

Прощай, Норфолк,

За честь короны мы умрем,

Прощай, Норфолк,

Не на щите, но со щитом...

 

Над Норфолком в эту полночь

      грянул алый дождь,

Сколько стен от диких молний

      факелом зажглось!

Черный пепел, дикий ветер

      всех сбивали с ног,

Каждый видел гибель света...

      Да поможет Бог!

 

Второй трэк – «Зомби» – симпатичная «страшилка», этакая иллюстрация к не очень страшному фильму ужасов. «Лишь кровавою ценой обретешь покой» – некий зомби ищет своего убийцу, только ему придется сделать это достаточно быстро: в течение трех часов, пока горит «костер в часовне, там, где перевернут черный крест». Впрочем, перевернутый черный крест – не более чем для красоты. На самом деле, в этой песне обыграно мадьярское (то есть венгерское, если кто не в курсе) поверье, о том, что если убийца подойдет к телу убитого, раны жертвы вновь начнут кровоточить. Маргарита Пушкина клянется, что в первоначальном варианте текст не имел ничего общего ни с упырями, ни с вурдалаками, ни с перевернутыми крестами. Он был адресован безоглядно преданным делу хэви-метала подросткам, увешанным всевозможными железяками и готовым врезать по башке любому, кто посмеет неодобро отозваться о любимой их сердцу музыке. В тексте фигурировал персонаж по кличке Доктор Хэви, по замыслу Маргариты представлявший Спасителя душ поклонников жанра, этакого отнюдь не ангела, но хранителя, который в любую минуту мог придти на помощь попавшему в беду металлисту, а тем более «арийцу», и всыпать по первое число не только дворовым врагам, но и непонятливым родителям. Кроме того, продолжая перекличку с темами IRON MAIDEN, главный герой был зачислен в разряд детей мистического «седьмого сына», но в силу специфики российских условий являлся лишь третьим по счету и, стало быть, магической силой не обладал. Музыканты сочли данный вариант текста чересчур припанкованным, в особенности шлягер-призыв припева послать все «На фиг!». Да и сама не в меру расхулиганившаяся Пушкина прекрасно понимала, что зал, по обыкновению быстро и легко запоминающий все «арийские» тексты, будет вместе с Кипеловым орать отнюдь не это окультуренное выражение, а общепринятое уличное «на х!..». В черновиках поэтессы сохранился исходный текст, который, конечно же, не стоит расценивать как шедевр, но определенную историческую ценность сей опус бесспорно представляет.

 

НА ФИГ!

один из вариантов песни «ЗОМБИ»

 

Ты лишь третий сын седьмого сына,

Ты крещенный, но не носишь крест,

Веришь в силу, как и все мужчины,

И внутри тебя – железный бес...

 

Твой отец угробил жизнь, чтоб выжить,

Для него не кончилась война,

Ты – его двойник, ты будешь выжат,

Если не пошлешь все это на, на...

 

На фиг! Доктор Хэви за тебя,

Он за твоей спиной, -

На фиг! – тех, кто душу теребят

Глупой болтовней,

На фиг! – тех, кто любит, не любя,

Ты сыт такой игрой,

На фиг! Доктор Хэви – за тебя

Он за твоей спиной.

На фиг!

 

Ты – не номер, но безмолвный робот,

Ты – свободен, но печаль одна:

Чтоб не стал ты психом твердолобым,

Чтоб не стал, как все, как вся страна, на...

На фиг! Доктор Хэви за тебя,

Он за твоей спиной, -

На фиг! – тех, кто душу теребят

Глупой болтовней,

На фиг! – тех, кто любит, не любя,

Ты сыт такой игрой,...

 

«Как вы шхуну назовете, туда она и приплывет»... В общем, не в меру хулиганский текст был отправлен согласно его названию и даже чуть дальше... Холстинин вместе с Дубининым от песни к песне совершенствовали технологию по «заворачиванию» текстов. «Мы старались по возможности не обижать Риту, если какой-то из ее текстов нам не нравился, - рассказывает Виталий. – Поэтому делали все максимально дипломатично. Выглядело это приблизительно так: звоню Холсту, спрашиваю «Ну что она (Пушкина) написала?». Холст: «Полное г...о!». Я: «что будем делать?». Холст: «Я ей сказал, что отнесу текст к тебе, чтобы ты проверил, поется это или нет». Я: «Ну, давай ей скажем, что вот эта строчка не поется, а если эта строчка не поется, то надо выкидывать весь куплет! А поскольку этот куплет хороший, а другой откровенно слабый – мы выкинем 2 куплета, и получится, что ей проще переделать весь текст». Бедная Пушкина! Ей пришлось извлечь на свет божий совсем другую, старую-старую легенду...

Проживая долгие годы своего веселого и совершенно беззаботного детства в городе Будапеште, Маргарита иногда захаживала в местную картинную галерею, где всегда долго задерживалась перед одним огромным полотном – на нем была изображена красивая девушка с безумными глазами, убегавшая прочь от стоящего в глубине гроба. В гробу лежал ее жених, укрытый белым погребыльным покрывалом, а на покрывале проступали свежие кровавые пятна. По старому поверью, убийцу можно было опознать довольно просто: стоило киллеру (или киллерше) подойти к убиенному им, как из ран покойника начинала сочиться кровь. Подобный сюжет и был зафиксирован на карт. Видимо, девица из ревности угробила своего милого друга, но никто и не догадывался о том, чьих рук это дело, - однако девушка была плохо знакома с фольклорной криминалистикой. Подошла она со скорбным лицом к гробу, кровь брызнула, и все тайное сразу стало явным... Зомби, воспетый в одноий «арийской» песне, вычислил своего убийцу по этому принципу, и никакая святая ложь (дескать, «не я это, ох, не я – черт попутал!») преступника не спасет.

Пока создавалась, разрастаясь вширь и вглубь, эта книга, в пушкинском письменном столе при очередной его разборке был обнаружен уникальнейший исторический документ – первый вариант того, что впоследствии стало известно как «Зомби» (сочиненная еще до появления на свет припанкованной «Фиги»). В его основу было положено древнерусское сказание о старце Марке-Пещернике, который был, так сказать, могильщиком-любителем. Перед погребением Макр развлекался тем, что оживлял покойников (бр-р-р, некрофилия какя-то, а не Пушкина!), и в этот самый момент слышались голоса уходящих в мир иной, с которыми Марк ласково беседовал о смысле жизни и отбирал у почивших граждан медные пятаки. Вполне понятно, что невежественные земледельцы окрестных сел решили Марка на всякий случай сжечь – чтоб не занимался всякими глупостями на службе, пускай даже и в пещере.

 

СКАЗАНИЕ О МАРКЕ-ПЕЩЕРНИКЕ

(один из вариантов песни «ЗОМБИ»)

 

Жил когда-то старец Марк-Пещерник,

Богом проклят за грехи свои,

Рыл могилы для умершей черни

Под землей, в обьятьях вечной тьмы.

Но прежде чем свершалось погребенье,

Марк тела на время воскрешал,

И тогда сквозь землю шло свеченье,

Сея страх, великий хор звучал...

Братья! Мы пока еще в пути,

И смерти нет пока!

Братья! Есть в конце туннеля свет,

И нам легко идти!

Братья! Поспешите нас простить,

Пусть крест творит рука...

Братья! Мы пока еще в пути,

И смерти нет пока!

Братья...

 

Над живыми Макр не ведал власти –

Он живыми брошен был в огонь,

Но из пещеры, как из черной патси,

До сих пор несется странный стон:

Братья! Мы пока еще в пути,

И смерти нет пока!

 

Текст песни «Не Хочешь Не Верь Мне» пролил свет на дальнейшую судьбу «Герой Асфальта». Стихотворные построения Пушкиной довели беднягу-рокера до состояния комы, и он, лежа на дороге возле искалеченного мотоцикла, яростно сопротивлялся попыткам высших сил перетащить его в лучший мир: «я не хочу той пустоты, я не хочу той чистоты, я не прошел всего пути». Хм-м... Между прочим, из текста песни так и не ясно, куда же в итоге он попал, но само ее название наводит на мысль, что пациент все-таки выжил и теперь делится своими впечатлениями с абстрактным слушателем. Особо дотошным поклонникам «арийского» творчества советуем проштудировать книгу Моуди «Жизнь После Жизни», под впечатлением от которой и была написана эта песня. (Несколько позже, специально для сборника «Metal From Russia», группа АРИЯ сделала англоязычный ремикс этого произведения, однако по-английски его название звучало куда безысходнее: «Youd Better Believe Me» - «Уж Лучше Б Ты Мне Верил!».)

Еще один «пристрелочный» вариант давал установку на то, что «рано быть мертвым!». Дескать, нечего прикидываться и валяться травяным мешком на дороге, подыхать нам рановато. Некий доисторический брат-реаниматор, вдоволь насмотревшийся в свое время на клинические смерти, справедливо полагал, что помимо первой дамы с косой и в простыне, нас вполне может посетить и вторая, и третья... Заключительный куплет варианта с жизнеутверждающим названием «Рано Быть Мертвым» выглядел так:

 

  Ты прошел сквозь толщу стен,

Невидим, невесом...

Ты сродни стал ветру,

И забыл о страже, том, земном,

Но Свет не взял тебя к себе

В сады беспечных снов,

Дух вернулся в тело,

К первой смерти ты был не готов,

Да, рано быть мертвым!

 

Песня, получившаяся в результате естественного отбора, стала назваться «Не Хочешь, Не Верь Мне». Ее текст все слышали...

Мрачными ударами колокола и готическим перебором гитар начинается самая знаменитая кровавость «кровавого» альбома – песня «Антихрист», написанная по мотивам книги Альберта Камю «Падение». Нам предлагается довольно неожиданный взгляд на события, описываемые в Новом Завете. В этой песне Маргарита устами Антихриста и с упорством искушенного казуиста пытается приписать Христу довольно темную историю, связанную с его появлением на свет. Тогда, как известно, по приказу царя Ирода перебили всех младенцев соответствующего пола, но сам Иисус Назорей был спасен Богом-Отцом. Теоретически Христа, конечно, могла мучить совесть – ведь его появление на свет стало причиной поголовного избиения невинных младенцев, однако даже такой специалсит по уголовному праву, как Иосиф Сталин, считал, что сын за отца отвечать не может. (Тем более что так называемая «теория виновности» Христа принадлежит все-таки перу француза Камю.)

«Арийцы, как и положено серьезным готам, отнеслись к «Антихристу» как к монументальному произведению, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Закончив творить «Антихриста», Пушкина даже не смогла в полной мере насладиться высоким стихом и, поддавшись непонятно откуда взявшемуся чувству суеверного страха, перевернула отпечатанный листок текстом вниз. Кипелов же, признавая литературные достоинства изложенной истории, еще долгое время никак не мог решиться спеть Это...

«Кровь За Кровь» – центровая вещь альбома – повествует о судьбе пятого прокуратор Иудеи Понтия Пилата (по «Булгаговской  Энциклопедии», сына короля-звездочета Ата и мельничихи Пилы) и его бесславном конце. Этому колоритному парню по прозвищу Золотое Копье, данному за меткий глаз и любовь к золоту, вообще не повезло в жизни. Мало того, что Понтию не дают покоя все деятели культуры, от первосвященников до Михаила Булгагокава, так здесь еще и Пушкина припомнила одну старинную швейцарскую легенду о том, как накануне Страстной пятницы Пилат пытается покончить с собой, бросившись в Женевское озеро. (Сказание явно кальвинистского происхождения – ну с какой стати Пилат поперся бы купаться в Швейцарию, других мест, что ли, нет!) Впрочем, книжная трактовка этой легенды не ограничивается одними лишь библейскими злоключениями Понтия. Оказвается, речь идет «о территории современной Швейцарии», и в те места бедолага Понтий был сослан римскими властями. За что? По одной версии, за взимание немилосердных налогов с иудейского населения. По другой – на него имел зуб император Тиберий, у которого в самое неподходящее время появился на венценосном лбу «гнойный струп», то есть здорвенный прыщ. Верноподданные, за неимением лучшего средства, принесли императору платок свтяой Вероники, на котором отпечаталось изображение Иисуса, - этим платком женщина вытирала пот и кровь с лица распятого страдльца. Тиберий несколько раз провел платком по прыщу – архитектурное излишество исчезло, а Пилат загремел в глушь за то, что казнил столь искусного врачевателя...

Облегченный вариант легенды появления Дьявола не предусматривал. Просто на одной горе в Швейцарских Альпах, получившей название «Пилат», прокуратор и по сей день появляется в великую пятницу и моет свои руки, пытаясь избавиться от крови Иисуса. Но и в «утяжеленном» варианте легенды, бережно перенесенном в песню «Кровь За Кровь», прокуратору тоже не удается умереть спокойно. Дьявол не отпускает его с миром: вновь и вновь он вытаскивает неудачливого самоубийцу со дна, снова заставляя его страдать за несправедливые казни на Голгофе.

По структуре альбом «Кровь За Кровь» сильно напоминает своего предшественника – пластинку «Игра С Огнем». Вообще, «арийцы» еще с «Герой Асфальта», похоже, взяли себе за правило в каждом альбоме делать одну концептаульно навороченную композицию – со всей полагающейся атрибутикой: несколько вокальных линий и самые разнообразные сольные проходы. Но если на двух предыдущих альбомах манера игры Холстинина и Маврина была диаметрально противоположной, то на новой пластинке даже самый искушенный «арийский» поклонник запросто мог их перепутать. Настоящим шедевром стало соло Сергея Маврина в композиции «Кровь За Кровь». Это чуть ли не сам эффектное мавринское соло в составе АРИИ. Его акустическая гитара просто безупречна. И это несмотря на то, что играть на акустике Сергей научился в буквальном смысле слова специально ради этого соло.

А вот Маргарита Пушкина, похоже, больше всего оттянулась в «Бесах». Художник Василий Гаврилов утверждал, что именно он сосватал «Бесов» Пушкиной, намекая на одноименное произведение Федора Михайловича Достоевского. Мол, когда Маргарита, измученная отсутствием свежих идей, пожаловалась, что на соответствующую песню нет подходящей темы, он, лукаво улыбаясь, сказал, что здесь как нельзя лучше подойдет Федор Михайлович, и что на это Пушкина как будто бы восклик: «О, это как раз то что нужно!». Очной ставки между Пушкиной и Гавриловым провести не удалось, а сама Маргарита Анатольевна пошла «в отказку»: «Не знаю, про какого такого Федора Михайловича Достоевского говорит художник Василий Гаврилов! Нет в «Бесах» никакой достоевщины! Попросили написать вальсок, вот я и написала им про чертей!». Да, поди разберись тут! Чертовщина, одним словом... Ну и для того чтобы окончательно деморализовать слушателя, Маврин с Дубининым применили в «Бесах» ход, перед которым отдыхают все трэши и регги вместе взятые. Знающие сольфеджио (даже в пределах музыкальной школы) могут проверить, какое «адское колесо» сотворили «арийцы» в начале соло: гитары остаются в 12/8, бас с барабаном «незаметно» переходят на 4/4! И все это происходит на фоне бэк-вокалов, исполненых в нежно-подвывательной манере! Так и чудится вереница чертей, дружно пляшущих в хороводе с веселыми рожами! Чертовски славный вальс!

Кстати сказать, текст «Бесов» часто цитируют выпивающие граждане, которые поднимают стакан или бокалы за что-нибудь исконно русское. «Что-то бесы в душе моей все злей и злей! – говорит в таких случаях тамада. – Ну, за, все что было!»

«Все, Что Было» - небольшая передышка перед финальной развязкой, когда можно перевести дух и проанализировать пройденный «кровавый» путь. Мистика мистикой, а хорошая баллада – всегда находка для загадочной и сентиментальной русской души. «Дверь на ключ – и свинцом тоска, боль в душе словно смерть близка»: под эту песню действительно хорошо заниматься душевным мазохизмом и потреблять крепкие национальные напитки. К тому же приятно удивил Сергей Мавр, сыгравший, каазлось бы, совсем неподходящее для баллады слайдовое мажорное соло, да еще и в лихом аэросмитовском стиле. А начинающим вокалистам пригодится вокальный пассаж «я видел сон, как в этот дом ты се-ердце принесла свое...», где нотка «ми» перебрасывается из одной октавы в др. Очень хорошее упражнение!

В последнем припеве этой песни предполагался женский хор, но хора все не было и не было. Студийное время подходило к концу. Отчаявшись, «арийцы» собирались тряхнуть стариной и спеть все собственными фальцетами, но тут – о, спасение! – в студии внезапно распахнулись двери, известив о приходе старинного приятеля Холстинина – Алексея Горбашова, гитариста поп-группы МИРАЖ. Алексей пожаловал не один – вместе с ним оказалось прелестное создание женского пола. «Познакомтесь, - представил ее Горбашов, - Катя Болдышева, новая вокалистка МИРАЖА. Мы проходили мимо и решили заглянуть в гости». «Ура, ура! – воскликнули в один голос «арийцы». – Катя, пожалуйста, к микрофону!» Катя не заставила себя долго упрашивать и за два приема расправилась со всеми женсикми партиями. Но, все равно, это не избавило Дубинина и Кипелова от необходимости поддержать хрупкий девичий голосок своими мощными мужскими фальцетами. «Все, Что Было» – так на один вечер сложился в высшей степени оригинальный альянс МИРАЖА и АРИИ.

Ну, а какая еще песня могла бы достойно завершить «кровавый альбом»? Посеяны зерна сомнения в христианстве, развенчан Понтий Пилат, отнюдь не самый плохой «генеральный прокурор» Иудеи, а следом и бесы обуяли «арийцев»... Наверно, необходимо показать перспективы, так сказать генеральное направление пути. «Следуй За Мной» – верной дорогой идете, товарищи! Вещь, написанная Кипеловым, завершает череду преступлений и убийств, компактно разместившихся на предыдущих семи песнях. «Следуй За Мной» звучит в лучших традициях раннего MANOWAR, повествуя о том всаднике, который, как вы знаете (если читали Булгакова), перестал улыбаться, с тех пор как неудачно пошутил... «Каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал». (У Булгакова рыцарь был несколько другого цвета – темно-фиолетовый, но творцы, видать, отталкивались от мысли, что по ночам все темно-фиолетовое становится отъявленно черным.) Кипелов, правда, еще улыбаться не перестал, но его эта история с рыцарем тронула, потому он поделился с Пушкиной своими соображениями относительно Ада, «посланца Зла» и «тени предсмертной птицы». Валерий в то время находился под впечатлением песни Криса Ри «Дорога В Ад». Вот он и рассказал Рите про то, как представл себе дорогу в ад, по которой мчится рыцарь смерти. Рита вняла его призыву, и Черный Всадник заступил на черную вахту. Кстати, при прослушивании этого шедевра в наушниках, не рекомендую включать громкость в коде более чем наполовину, ибо Кипелов засадил там такую «адскую» терцию, что можно запросто лишиться барабанных перепонок.

Черный рыцарь возник не сразу, а постепено. Он вырастал из целой компании безликих эмигрантов, прущихся в неизведанные дали в погоне за счастьем (Пушкина, всегда нежно любившая LED ZEPPELIN, пыталась применить идею «Immigrant Song» к «арийской» музыке), позже трансформировавшихся в японских самурав-камикадзе. Идея верного сына империи, сожженного в небе, поначалу понравился и Холстинину (особенно ему запал в душу самурайский меч, лежащий в кабине обреченного на уничтожение самолета). Увертюрой к появлению Черного Всадника стала разработка темы явившихся в Северную Индию племен ариев, претендующих на особую добродеятельность и избретательность, знавших металл и исповедуюших культ коня:

  Сила им дана,

  Сила и согласье,

  В храмах их души - железный век...

Однако в одну песню всю мировую историю не засунешь. И черный цвет, символировавший у ариев порочность и невежество, чудеснымм образом становится цветом одежды молчаливого рыцаря... Н-да, неисповедимы пути мысли сочинителей «арийских» текстов...



Дата публикации: 2004-12-05 (3166 Прочтено)



[ Назад ]


[Всё] A |  B |  C |  D |  E |  F |  G |  H |  I |  J |  K |  L |  M |  N |  O |  P |  Q |  R |  S |  T |  U |  V |  W |  X |  Y |  Z
А |  Б |  В |  Г |  Д |  Е |  Ж |  З |  И |  К |  Л |  М |  Н |  О |  П |  Р |  С |  Т |  У |  Ф |  Х |  Ц |  Ч |  Ш |  Э |  Ю |  Я

Top100
OnlyMetal.ru © 2004-2007. При полной или частичной перепечатке материалов просьба ссылаться на OnlyMetal.ru! Page for requests.
Карта сайта, страница для спамеров, реклама на сайте.